Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
21:31 

Мой рассказ

Рене Этьен
Гордыня


Момент отмщения. Момент торжества. Какое ликование испытывал Гэлл Росс, сжимая в руках светскую хронику Таймс. Теперь она будет его. У её отца не будет другого выбора. После скандала разразившегося свадьбе, лучший ювелир и часовой мастер Лондона станет идеальной парой для опозоренной дочери Лорда. А Гэлл проявит благородство, простит высокомерного пижона и ветреную девушку. И все благодаря чему? – Кукле. Не в силах дожидаться утра, он поспешно покинул дом и поймав кэб, поехал в дом своей избранницы. Ну а пока триумфатор едет пожинать истинные плоды своей победы, я поведаю вам начало его истории.
Мужчина с темно русыми волосами, светло зеленными глазами и бледной кожей не мигая смотрел на подобие девушки, что сидела на столе прямо перед ним. Почему подобие? – Потому что это была не живая девушка, а кукла. Не такая, что манили избалованных маленьких леди с витрин магазинов игрушек. Эта «игрушка» поразила бы любого мастера кукольного театра. На её создание Гэлл потратил почти две недели, забыв про все остальные дела. Это должен был быть свадебный подарок той, что отвергла его. Прекрасная мисс Элизабет Вайт, которой уготовано стать в конце сезона миссис Донн, женой старшего сына Герцога, сэра Роберта Донна. И разве смел Гэлл Росс отказать ей, своему ангелу, в таком пустяке: «Знаете ли, мой милый Гэлл, какой бы подарок на свадьбу мог бы обрадовать меня? Механическая кукла. Вроде той красавицы-балерины в моей музыкальной шкатулке, которую вы смастерили на мое пятнадцатилетие три года назад». Создать механизм для часовщика не составила труда. Даже музыкальный. Потом используя манекен из магазина одежды, он из стали сделал тело танцовщицы. Её кожей стал тончайший и редчайший пергамент. Глаза – лучшие венецианское стекло. Вспоминая любимую, он сделал их цвета Лондонского тумана. Достать человеческие волосы было не сложно. Всем было известно, что их можно было приобрести в любой психбольнице, санитары которой за небольшую оплату, охотно обстригали своих молодых пациенток. Теперь голову куклы украшали светлые волосы цвета соломы. Учитывая, в честь, какой радости, она изготовлена, кукла должна была танцевать вальс. Механизм располагался там, где у человека было сердце. Место, куда вставлялся ключ было на левой лопатке. Не поскупившись, он заказал своей даме лучшее платье. Взглянув еще раз на свое творение, в душе зажегся слабый огонек гордости. Кукла вышла как живая и могла затмить многих красавец, но при мысли, что она станет главной изюминкой свадебного торжества, он пришел в бешенство. Почему этот наследник титула, кроме красоты и наследных почестей не имевший ничего, получит в жену ту, которую он любит последние два года? И почему она, светлейшая, не видит его пустоты… А своего почитателя считает только старым другом семьи. Почему Бог решил научить его смирению ТАК жестоко?! За что?! В его голову пришла безумная идея, отправив подарок броситься с моста в Темзу. Тут в дверь магазина постучали. «Кто бы это мог быть? У меня давно закрыто» - подумал Гэлл, переходя из мастерской в комнату, где он общался с клиентами, показывал работу и заключал сделки. Подойдя к двери, мужчина спросил:
- Кто там?
- Прошу прощения, что я так поздно… Но мне завтра отплывать в Италию, я не могу уехать без своих часов. – ответил тихий голос.
- Ах, это вы… - Гэлл узнал бы этот голос из тысячи. Тихий, но пугающий, со странным акцентом, который не встретишь не в одной части Британии или Ирландии… Четыре дня назад он обратился к нему с просьбой починить часы. Гэлл не хотел отрываться от подарка Элизабет, но обещенная сумма, за такой пустяковый ремонт, все же убедила его согласиться. – Проходите.
Он открыл дверь своему ночному гостью. Это был высокий мужчина с волосами цвета вороного крыла, кожей, которая никогда не видела солнца, и глазами… совершенно не понятного отенка. Когда он пришел к нему впервый раз днем, Гэлл подумал, что они карие. Но сейчас… В свете пары ламп, они казались ему багряными.
- Подождите здесь, я сейчас их принесу – закрыв за ним дверь, Гэлл направился наверх, за его часами. Это были обычные часы луковицы, похожими обладали многие зажиточные джентльмены Лондона, если бы не две странности. Первая – стекло, которое покрывало циферблат, было рубиновым, и каждый час они начинали играть Лакримозу Моцарта. Спустившись вниз, Гэлл не нашел своего гостя. Тот, проигнорировав просьбу хозяина, прошел в мастерскую.
- Боже… Она божественна – восторженно развел руками мужчина.
- Отойдите от неё сейчас же сэр! – Гэлл чуть не задохнулся от возмущения. – Кто дал вам право ходить по моему дому?!
- Любопытство не порок любезный – тихо ответил ему гость. - К тому же… могу вас заверить – он обошел куклу со всех сторон, и не удержавшись, провел по её руке. – Она превзошла Галатею. А вы, мистер Росс, более искусный мастер, чем Пигмалион!
- Будь это так – сухо ответил мастер, набрасывая на куклу ткань. – Она послужила бы истиной любви, а не гордыне.
- О, она бы не украсила бы торжество Элизабет и Роберта, а стала бы вашей избранницей? – в глазах мужчины сверкнула алая искорка интереса.
- Нет! Она бы показала, что истинная кукла Роберт! И Элизабет стала бы моей! – Гэлл был так поглощён своим горем и злостью, что не обратил внимание на то, что странный джентльмен знает о тайне, что так тщательно скрывалась от всех гостей.
- Знаете сэр… А я мог бы помочь вам – с улыбкой прошептал мужчина.
- Не смейтесь надо мной. – Гэлл наплевав на приличия и на то, что завтра важный день, достал из шкафа бутылку брэнди и два стакана. Налив себе и гостью, он протянул один стакан ему. С усмешкой, тот принял угощение, но наслаждался напитком медленно, в отличии от мастера, который сразу выпил весь стакан, и снова наполнил его.
- У меня и в мыслях не было смеяться над вами…. Я искренне хочу вам помочь. – он пристально смотрел на мистера Росса, прожигая его глазами.
- Как? Оживите куклу?– со смехом спросил Гэлл.
- Я помогу вам оживить деву, - голос мужчины оставался серьёзен. – Не за просто так конечно.
- А за что? За душу? – Росса забавляла эта ситуация. А может это веселье начало безумия?
-Ну почему же за душу. Я предлагаю пари. Если вы окажетесь правы, и наша Галатея послужит любви… Вас ждет счастливая жизнь с вашей возлюбленной.
- А если проиграю? – Гэлл стал серьезен. Может это просто сон, может безумная греза. Но если это поможет заполучить Элизбет.
- Я заберу куклу и то, что дало ей жизнь. – мужчина взял со стола часы, которые были брошены туда Гэллом в припадке гнева. – Советую не тянуть с размышлениями. У нас только 60 минут.
- Почему?
- Время между волком и лисицей наступает один раз в сутки… А завтра подобное будет бесполезно.
- Вы дьявол? – Гэлл отвел от мужчины взгляд и приподняв ткань посмотрел в бездушные глаза куклы, пытаясь образумить себя.
- Нет-нет… что вы – с усмешкой ответил гость. – Так, вы согласны?
- Да!
- Славно – он отлокнул его и сдернул ткань с куклы. – Ей нужно дать имя. Галатея слишком старомодное.
- Виола – Гэлл поправил пиджак и подошел к нему.
- Интересное имя… - мужчина достал из внутреннего кармана пальто флягу. – Нашу сделку нужно отметить более изысканным напитком. Согласны?
- Сделку обычно отмечают, когда она окончена – Гэлл протянул бокалы, где раньше было бренди. Мужчина наполнил их и забрал один.
- У меня есть примета отмечать успешное начало.
Но едва Гэлл сделал глоток, его горло казалось резануло ножом. В глазах потемнело от боли, ему стало не чем дышать:
- Лжец – прохрипел он, оседая на пол.

URL
Комментарии
2012-05-03 в 21:31 

Рене Этьен
читать дальше

URL
2012-05-04 в 07:51 

Маримера
- В какие азартные игры играешь? - Выжить на зарплату. (с)
Да, впечатляет... Картинка при прочтении возникает очень яркая, хочу такой клип...

   

Эмпатия

главная