Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
00:11 

Запоздалый призент Ы

Рене Этьен
Название: Правда или действие
Автор: Катрина Эмпатия
Бета: офис 2010
Персонажи: Григорий Смирнов/Себастьян Моран
Жанр: angst, humor, action, PWP
Рейтинг: NC-17
Размер: миди
Дисклеймер: Григорий Смирнов - мой, а вот Моран чей не знаю. Дойля наверно Хд
Саммари: Джими 24, Себастьяну 36. Паутина Мистера М только вначале плетения... И как это часто бывает, жесткая нехватка кадров))
Статус: закончен
Предупреждение: Временные отрезки Сожителя и этого фика не совпадают=)
От автора: Балдей от своих брутальных мужиков Филомера)


Когда Себастьян впервые услышал о Григории, он, скептически отнеся к этой информации. Экс спец агент русской разведки работает в подпольных бойцовых клубах… С другой стороны, где его нашел сам Джим? – Среди шестерок местного братка. Потом Моран сомневался, подойдет ли им этот Смирнов, но когда Мориарти после ряда проверок на вшивость привел его на базу, Себастьян понял – подойдет. Григорий Смирнов был высоким, крепко сложенным мужчиной с черными волосами и зеленными глазами. У него было волевое лицо, а шрам, идущий через правую сторону, делал его интереснее. Как все экс разведчики он был скрытным, но было что-то в этом русском, что привлекало внимание. Когда Григорий протянул ему руку для приветствия, Себастьян замешкался, чего с ним не бывало. Собравшись, он пожал руку новичку:
- Себастьян Моран.
- В курсе – с усмешкой ответил Григорий. – Джим рассказывал о тебе, как о том, на кого я должен равняться.
- Не хвали мне его – встрял в разговор Джим. – Он итак все время дерзит и забывает, кто тут главный.
- Когда-нибудь я исправлюсь – пообещал растерянно Себастьян.
- Посмотрим-посмотрим – промурлыкал в ответ Мориарти. В его голосе появились какие-то странные нотки, только интуиция Морана почему-то это не заметила этого. Зато не что иное оценило ширину плеч Григория. Из-за этого знакомство прошло как-то смазано, так что к концу разговора Себастьян чувствовал себя неловко. В тот день Моран списал это на то, что впервые за долгое время он столкнулся с профессионалом такого уровня. Да и вообще дела важнее слов. Правда «дела» Григория подтвердили его профессионализм. И чувство неловкости ни куда не делось, хотя неловкость не совсем точно описывало его состояние… Слово смущение подходило куда больше. Только признавать это совсем не хотелось, как и мириться с этим фактом. Но после двух казусов признать это все-таки пришлось.
Первый случился, когда они возвращались с одной важной встречи. Джим из-за своего возраста, представлялся курьером «М», к счастью за Мориарти комплексы Наполеона не водились. К тому же это позволяло скрывать мистеру М свою личину от 80 процентов криминальных кругов. Та встреча с наркодилерами прошла очень успешно. Теперь и этот круг темного Лондона был под контролем М. Но не Джим, не Себастьян не могли предположить, что тот, кто раньше покровительствовал торговцам смерти, попытается отомстить так «топорно». Джим уже хотел сесть в машину, когда из переулка выскочил 40 летний мужчина:
- Щенок! – в его глазах полыхал огонь безумия – Я ведь узнал кто ты.. М от Мориарти? – он выхватил пистолет. – Банально. И сдохнешь ты тоже банально!
Себастьян прикрыл Джима собой, выхватывая пистолет. Но его опередил Григорий, который должен был держаться на расстоянии. Выскочив из угла, он одним движением заломил нападавшему руку, кряхтя от боли мужчина выронил его, пытаясь другой рукой вытащить нож. Но Григорий перехватил его в другой захват, зажимая одной рукой ему шею, а другой сделал одно движение и раздался тихий хруст костей хрип.
- Ой – тихо пискнул Джим, прижимаясь к Себастьяну. К своему удивлению, Себ понял, что разделяет с ним это «ой».
Второй казус случился через несколько недель после этой истории. Григория зацепило в одной потасовке, и некоторое время он был на скамейке запасных. В тот день врач снова позволил русскому вернуться в строй, и Григорий решил отправиться на базу, чтобы восстановить подпорченную форму. И так вышло, что именно сегодня, Джиму приспичило выбраться на шопинг. И само собой он не мог не взять с собой Себастьяна. И после такой трехчасовой пытки нужно было выпустить пар. А что может быть лучше, чем выплеснуть злость на боксерскую грушу? Однако планы Себастьяна нарушила тренировка Григория. Теоретически, места хватило бы для десяти человек, но едва Себ начал разминаться на тренажерах, что бы затем «высказать» все, что он думает о шопинге, спортивному снаряду, на него напал ступор, после того, как он в первый раз выполнил упражнение, его взгляд упал на Григория. Тот игнорировал все тренажеры, предпочитая действовать по-спартански: отжимания. Сначала на двух руках, потом на правой, когда он поменял руки, мужчина едва поморщился – именно левое плечо было задето в потасовке, но Григорий, закусив губу, игнорировал легкую боль и продолжал работать. Себастьян стал наблюдать за ним, забыв о собственной «нагрузке», правда тренажер он выпустил, когда руки уже затекли, да и смотреть за русским стало удобнее. А Григорий тем временем закончил отжимания и встав на колени, стащил через голову боксерку, обнажая крепкий торс. Себ в очередной раз убедился, что мышцы груди у Григория развиты лучше. У него была оливковая кожа, и капельки пота было видно особенно четко. Вытерев полотенцем лицо, он взял бутылку воды и жадно сделал несколько глотков. Несколько струй вырвалось из бутылки, и стекли по его лицу, на мощную шею, сошлись под кадыком и устремились по груди вниз, к кубикам пресса, полковник машинально их пересчитал: восемь. Последние четыре пересекали тонкие шрамы, напоминавшие чем-то молнии на грозовом небе. Утолив жажду, Григорий вытер полотенцем тело, он закрыл бутылку, пересел и начал качать пресс. И в этот самый момент, Себастьян подумал, что здесь стало слишком жарко. А Григорий ничего не замечал, и, закрыв глаза, продолжал упражнение, которое теперь казалось Себастьяну провокационным, он жадно ловил каждое движение корпуса, затем взгляд поднялся к лицу Григория, губы едва заметно шевелились. Он считал про себя, а Себастьян даже не пытался считать, мужчина понял, что сразу собьется. Наблюдая за ним, мужчина вдруг понял, что позывной мужчины оправдан – Ирбис. В каждом его движении чувствовалась невероятная сила и грация, и этот союз загипнотизировал Басти, будто удав кролика. А Григорий, закончив, лег на мат, блаженно выдохнув, а Себастьян поймал себя на том, что выдохнул вместе с ним.
Все психологии всегда утверждали, что признать проблему – это первый шаг для её решения. Только если бы их пациентом стал бы Себастьян Моран, вместо благодарности за совет, они получили бы пулю в лоб. Его не тянуло к Григорию. Совсем. И эти замирания при виде русского, перехватывание дыхания – просто глупости и совпадения. «Ну да у тебя астма развилась в 36,» - прокомментировал это внутренний голос, причем в нем слышались издевательские нотки Джима.
К тому же если бы дело ограничивалась простым ступором при виде этого Барса. В последнее время Себастьяна посещали странные мысли и охватывали непонятные желания. А именно: какого это подчинятся и какого это подчинятся Григорию. Отмахиваться от этой блажи становилось сложнее. Сперва от этого удавалось отмахнуться случайными связями с женщинами. Вколачивая очередную пассию в постель, он думал всегда лишь об одном: «Я не люблю подчинение! Я ненавижу это!». Но кровать еще не успевала остыть, а химера уже возвращалась…. А затем однажды явилась сукобом во сне. Жадные губы терзали его шею, крепкое тело прижимало мужчину к постели, зеленые глаза возбужденно сверкали:
- Ты мой… Моран – голос Григория походил на рычание. В подтверждение своих слов, он резко вошел в него.
- Твой – простонал Себастьян и тут же проснулся в поту. Тяжело дыша, мужчина пытался осмыслить сон, когда обнаружил, что проснулся не только он… В эту ночь дама была удовлетворена двойне. А «транквилизатор» на его химеру больше не действовал.

- Басти… Себи… Себастьяяян – настойчивый голос Джима вырвал его из размышлений.
- Что? – у Себастьяна уже третьи сутки было плохое настроение. Он не мог уснуть, боялся себя и снов.
- Какие мы хмурые…. Будь ты девочкой, я бы подумал, что пмс или задержка – промурылкал Джими, который сиял 60 вольтной лампочкой.
- Какие мы остроумные… Будь ты курьерчиком, я бы тебе заехал либо по челюсти или по темичку. – буркнул Себастьян, который был мрачнее ночи в новолуние.
- Грубо – с недовольной мордочкой Джим, достал сигарету и закурил. – А вообще я серьезно. Что за хрень с тобой творится?
- Ничего со мной не твориться… - не моргая, ответил Себ.
- Твориться-твориться. И это не на профессиональной почве – взгляд Джима из игривого стал внимательным. – И уже не первую неделю. Если задуматься, то даже можно вспомнить начало этих странностей – на губах заиграла улыбочка – Оно так удачно совпало с появлением Григория. Запал?
- Нет! – слишком быстро ответил Себастьян: «Черт, уже от его имени со мной начинает происходить какая-то чушь!»
- Значит точно.. – Джим достал телефон, проверяя сообщения. – Интересно во что это выльется…
- Ни во что. Я натурал, он натурал – отрезал Себастьян.
- Он-то натурал? – Мориарти хихикнул – Себи, скажи мне, как ты думаешь, за что карала советская статья 154-А уголовного кодекса?
- Не знаю. Мне английского хватает.
- За мужеложство дорогой… - Джим с удовольствием расширил кругозор Себастьяна – И я проверял, эта статья ему светила отнють не за поклеп.
- Не хочу думать, как ты это проверял – ответил Себи. Но внутри что-то в очередной раз перевернулось.
- Пошляк. Немного подергал за ниточки, проверяя теорию шести паутинок и вуа ля – получил доступ к архивам КГБ и ГРУ. – с довольной улыбкой Джим потушил сигарету, встал, куда-то направляясь – Так что думай, - Мориарти сделал кавычки в воздухе – Натурал.
Себастьян проигнорировал этот разговор. Словам Мориарти, когда дело касалось чьих-то отношений, верить было нельзя. Этот маленький хитрец уже умел манипулировать с человеческими чувствами. Однако оказалось, что Джим не сорвал. В скорее до ушей Морана стали доходить сплетни пешек о том, какой классный русский в постели… И после этого пациент все же признал проблему – Себастьян Моран испытывал влечение к Григорию Смирнову.

Но работа в лице Джима не давало времени на психотерапию. В два часа ночи его разбудило смс: «Ты нужен. Приезжай на мою квартиру номер 3. JM» Себастьян был там через 30 минут. К его удивлению, там был и Григорий.
- Дела так складываются мальчики – в отличии от них Джим был бодр, и по нему было видно, что парень еще не ложился. – Что эти поручения я могу доверить только вам.
- А кто будет вас охранять, босс? – осторожно спросил Григорий.
- Никто. Я сам пока свалю в Ирландию. Моя историческая родина, пока не знает о мистере М. – Мориарти закурил. – Но одно из ваших дел поможет мне о себе заявить.
Себастьян, отпив кофе, посмотрел на стол. На нем лежало пять дискет и на каждой фотография.
- Ну что вы проснулись? – Джиму не терпелось начать.
- Да – хором ответили мужчины.
- Отлично. Итак – парень показал первую фотографию – Это Майкл Смит. Глава партии консерваторов Северной Ирландии. Его вступление в должность премьер-министра не должно произойти. И умереть он должен до, а не во время. Не будем лишать Кенеди лавров, убитого на официальном мероприятии. – Джим положил фото и взял следующую – Этот джентльмен Вал Адам – заботится о всех благотворительных фондах Соединенного Королевства. Едет в двух недельный отпуск в Шотландию. Отпуск начнется 15 октября. Оказывается даже в богоугодных делах жесткая конкуренция. – с улыбкой Мориарти продолжил. – Эта сеньерита…. Правая рука моей «возлюбленной» Натали Кортес - Анита Адан. Себи, постарайся, чтобы она вспорхнула на небеса словно ангел. Далее у нас следует директор Национального Банка Вард Блэк. – ему особенно мила Шотландия в это время года. Ну и на десерт… Дон Сальвадор Хосе. Его заинтересовала моя паутинка… Напрасно верно? На этих дискетах – информация о них. И я набросал пару подходящих вариантов. Дело должно быть завершено к середине ноября, ясно?
- Раз это доверено нам двоим – Григорий придвинул к себе дело дона. Видимо он, как и Себастьян это убийство особенно сложным. – То их смерти должны быть громкими?
- О да. Пора криминальному миру узнать, кто истинный король. – Джим лукаво улыбнулся.
- Можешь не сомневаться – Себастьян ухмыльнулся – М о себе заявит громко.
Изучив все дела и подготовившись, они решили начать с единственной дамы. Ради этого пришлось отправится в солнечную Испанию.
- Идеальный момент – её встреча от имени группировки в этом кафе – они изучали в номере план улицы. – Если я займу позицию в этом доме на крыше… Из винтовки я легко в неё попаду.
- У старых домов два выхода. – Григорий без споров уступил ему лидерство в этой операции. – И через эту арку мы уйдем незамеченными.
Правда на чертежах отмеченных Джимом не было не слова о том, что на чердаке располагалась котельная. Стоит ли говорить, что там была просто душегубка. Но Себастьяну было не привыкать. В конце концов, он же служил в Афганистане. Заняв позицию он ждал… Один час… другой… Беседа затягивалась. Пот уже стекал по лицу, грозя попасть в глаза. Тут его лба коснулся холодный платок. Григорий заботливо вытер его лицо:
- Порядок?
- Спасибо. – Себастьян не отводил взгляда от улицы. И не зря. Девушка вышла из кафе. Григорий быстро вернулся на свою позицию у двери, на случай если паучихи были настолько осмотрительны и проверяли крыши. Через секунду последовал выстрел, которые услышали только они – и громкий крик с улицы.
Затем был ирландский консерватор. И новым откровением для Себастьяна стало то, как ловко Григорий обращался с охотничьим ножом. Тот избавился от мишени иначе, убив его буквально на пороге дома. Потом был благодетель, дон, и на последок банкир. Шотландия их успеха не разделила – и полила их проливным ливнем. А так как самый безопасный для них транспорт был автомобиль, в непогоду езда в горах была смерти подобна – поэтому им пришлось остановиться в мотеле. И занять последний свободный номер.
- Я первый в душ – скинув сумку объявил Григорий, стягивая косуху.
- Окей, - с вечным покер фейсом ответил Себастьян, но как только русский скрылся в ванной, он закусил губу. Черт, ну почему вселенная пошутить решила именно так? В одном номере со своей химерой, когда у него уже пару недель не было секса, и когда они были рядом Себастьян чувствовал себя пени, которое притягивалось к магниту. И вся его выдержка живать на одно – на скрытие этого от Григория. Ладно, его, в конце концов, учили сдерживать свои желания, эмоции. Нужно считать это еще одной проверкой.
- Ванна свободна – Григорий вышел в одном полотенце. Себастьян обернулся и понял, что эта проверка будет провальной.
- Джиму только напишу – Себастьян быстро набрал Джиму смс: «Последняя мишень подбита. Завтра будем в Лондоне». Ответ пришел через 30 секунд: «Значит, у тебя последний шанс порезвиться с Русским Барсом. Не оплошай=) JM». Выругавшись сквозь зубы, Себастьян отправился в душ, искреннее жалея, что там нельзя провести весь вечер. Когда он вышел в халате, Григорий сидел по-турецки в одних джинсах с низкой посадкой:
- От ливня антенну оборвало, так что кроме каналов для взрослых ни какой жевачки для ума предложить не могу. Но вот мини бар тут щедрый.
- Хоть одна хорошая новость - Себастьян надев свои джинсы на голое тело сел напротив. – Продегустируем?
- Других развлечений нет. – Григорий достал небольшие бутылочки. Дегустация пошла очень хорошо, и в скорее Себастьян начал расслабляться от выпитого, как и Григорий:
- А ведь ты не прав… - заметил Себастьян, отпивая виски. – Кое как развлечься можем.
- Как же? – Григорий лениво развалился на постели, оправдывая свой позывной.
- У нас есть такая игра: правда или действие. – видя, как русский нахмурился, Себастьян пояснил - Если выбираешь правду – нужно отвечать честно на любой вопрос, если действие… делаешь то, что говорят.
- Идеальная игра, когда уже от выпивки туманится голова – прыснул Григорий – Все, во мне Пушкин проснулся. Ну давай, начинай.
- Правда – Себастьян облокотился на спинку кровати.
- Какая у тебя была кличка во взводе? – спросил Григорий, нагло нарушая правила и закуривая.
- Тигр. Потому что начинал служить в Индии. – Себастьян устроился по удобнее. – Ну?
- Правда, - Григорий лег на бок, чтобы видеть лицо коллеги.
- Что это за шрамы у тебя на животе? Это не пули и не нож, китайская экзотика? – Морану давно было интересно, но спрашивать о таком как то было странно.
- Да нет. Дикая природа. В лице снежного барса… - Григорий опустил зеленные глаза на торс на пару секунд и снова поднял их. – Я сын инженера. Там был закрытый поселок – какой-то секретный аэропорт, не важно… Важно то, что как то мы со страшим братом пошли в лес. И набрели на маленького ирбиса. Ну и его маме не понравилось излишнее внимание к её ребенку. Хорошо, что егерь рядом был. И в той встрече пострадал только мой тулуп и зад. Отец мне нам всыпал по первое число.
- Ничего себе – Себастьяна удивила эта история. – А сколько вас всего у родителей?
- Пятеро – ответил Григорий, отпивая из бутылки – Страший Алексей, потом я, потом близнецы Ванька и Тишка – родились когда мне было по 10, а Лешке 13. И младший Мишенька – в этот момент он немного грустно улыбнулся – Когда я видел его в последний раз ему было 7 месяцев.
- Он так поздно родился?
- Да нет… Просто, когда мне было 13 меня отобрал КГБ. В СССР охранников социолизма готовят рано. Ладно хватит о грустном. Играем дальше?
- Действие – неожиданно для себя выпалил Себастьян.
- Поцелуешь? – так же спонтанно ответил Григорий. – Или мы приличный английский аристократ?
- Нет… - поставив бутылку на тумбочку, Себастьян сполз к Григорию, неуверенно вздохнув. Перед глазами промелькнула последняя фраза в сообщении: «Не оплошай», это подстегивало. Он склонился и коснулся сухих горячих губ. Григорий охотно приоткрыл губы, подразнивая языком. Себастьян с удивлением почувствовал, что его язык тоже рвется познакомиться. Русский затянул в пьянящий поцелуй, отнимая инициативу. Быстро войдя во вкус, Григорий привлек его ближе, а потом подмял под себя, одновременно начиная терзать шею. Себастьян удивленно охнул от новых ощущений. Черт возьми было приятно чувствовать этот вес на себе, эти жадные собственнические ласки. Губы русского успевали побывать везде: ключицы, плечи, шея, снова ключица, грудь, ощутимый укус, новый жадный поцелуй, опять шея… Все это было слишком… пугающе приятно и ново…. Настолько, что Себастьян повел себя, как опомнившаяся девочка-подросток, когда Григорий снова поцеловал его, он взял его за плечи и с силой оторвал от себя:
- Стоп….
- Окей – тяжело дыша, пробормотал Григорий, сглатывая и облизывая губы. Черт… Как же этот англичанин был хорош. Он хотел его с первого дня, и когда идеал был так быстро… Облом. – Прости.
Он слез с него, и отправился в ванную, пробормотав: «только умоюсь…», а Себастьян так и остался лежать, тупо уставившись в потолок. В голове шумела кровь, в номере было невыносимо жарко и в тоже время холодно… Жарко от того, что только что было, а холодно от того, что он сам же заставил Григория остановиться. «Какого черта?» - Себастьян с прыгнул с постели и подлетел к ванной. Русский пытаясь остудить свою горячую голову, сунул её под ледянные струи. Услышав шум, он повернулся на звук и в шоке уставился на Морана. А тот стоял, не зная толи подойти к нему, толи сбежать. А потом выпалил:
- Правда или действие?
Григорий ухмыльнулся, выключая воду:
- Действие.
- Трахни меня… - попросил Себастьян, кроя себя, как жалобно прозвучал его голос. Но Григорий не дал ему заняться самобичиванием, снова сгребая в медвежьи объятья жадно целуя и подталкивая к постели. Себастьян и не пытался сопротивляться, позволяя своему русскому увлечь себя в постель. Оказавшись в ней, они стали жадно целовать друг друга, увлеченно катаясь по постели, пока, в конце концов, Григорий не выдержал и пригвоздил Себастьяна к ней, тихо рыкнув:
- Доигрался. – в подтверждение своих слов, он стал стаскивать с него джинсы, игнорируя жалобный треск ткани. Скинув с полковника джинсы, он быстро избавился от своих, устраиваясь между ног англичанина. Себастьян громко застонал от того, какой его русский зверь был горячий. А тот с довольным урчанием терзал его шею, копошась рукой в тумбочке, извлекая оттуда смазку.
- А это тут откуда? – поинтересовался Себастьян, поймав рукой Григория, привлекая к себе, чтобы жадно поцеловать.
- Это же мотель. Я чист. Проверялся перед заданием. А ты? – зеленые глаза смотрели серьезно.
- Тоже самое. – Себастьян нетерпеливо облизнул губы.
- Отлично, - Григорий сел, разрывая упаковку и открывая тюбик – Не хочу, чтобы мне хоть что-то мешало.
Выдавив крем, он заставил себя подождать, а не кидаться на Себастьяна, пока смазка согреется в руке. А потом, раздвинул его ноги, и начал подготавливать полковника. Себ стиснул зубы, привыкая к происходящему, Григорий решил вознаградить его за терпение, добавив третий палец, он слегка согнул их, надавливая на простату, упиваясь тем, как выгнулось тело всегда собранного Морана и как с его губ сорвался утробный стон. Теперь уже жалобно трещала простыня, которую Полковник сжимал в руке:
- Твою мать! Давай же!
- Учти – на губах Григория заиграла хищная ухмылка. - Ты сам напросился, - смазав себя, он вошел в него жадно целуя. Себастьян сдержал вскрик, с силой сжимая плечи русского до синяков. Ощущения были самые мерзкие, да и член у Григория превышал английский национальный стандарт. Барс тонко чувствовал Тигра и не двигался, давая возможность привыкнуть, едва-едва целуя шею:
- Умница…умница моя…
- Я тебе девочка что ли? – с трудом дыша ответил Себастьян. Боль уже немного опустила, правда когда Григорий подался назад, вернулась, заставляя снова сжимать плечи.
- Ну ка цыц, - Григорий смачно шлепнул его по бедру, чуть сжимая – Теперь я главный, Себи… Так что рядовой.. Внимай сержанту.
И снова двинулся вперед, задевая желанную точку, которая сразу заглушила боль. Но Григорий умел быть терпеливым и двигался сначала не спеша, каждый раз задевая простату, до тех пор пока к стонам снова не вернулись требовательные нотки. Себастьян упивался каждым движением, не понимая, как этот русский может еще сдерживаться. Доверяя инстикту, он слегка сжался и обхватил Григория ногами. Ответом послужил рык и сильный укус в шею. После такой провокации, русский счел своим долгом ускориться, не давая этому англичанину и секунды продохнуть. Движения были все отрывестее, ритм сбивался, легкие отказывались принимать кислород…. Наградой этой сумасшедшей гонки послужила белая вспышка, которая ослепила обоих почти одновременно. Еле дыша, Григорий поцеловал его в висок и губы, и тихо постанывая вышел и повалился рядом с Себастьяном. Тишину номера нарушали тяжелые вздохи, и взглатывания… А затем и звук сообщения? Недовольно простонав, Григорий потянулся, взял телефон Себастьяна и протянул ему. Себастьян с трудом сумел нажать на кнопку приема сообщения: пальцы не слушались. А глаза не хотели видеть. Но собравшись, он взглянул на экран: «Ну что, мои мартовские котики… Скрестились? JM».
- Откуда этот мелкий может все знать – Себастьян не церемонясь с техникой, кинул аппарат на пол.
- Может оттуда что… - Григорий уткнулся ему в шею, покусывая мочку. – Я на тебя смотреть спокойно не могу с первого дня…
- Насчет тебя, не знаю… - Себастьян довольно улыбнулся – Но меня он точно спалил…
- Мы работаем на страшного человека – с трепетным ужасом прошептал Григорий, привлекая Себастьяна ближе. – И теперь он знает о нашей слабости… И не замедлит ей воспользоваться.
- О да. Так что забудь про свою карьеру русского ирбиса. Будешь русским ишаком – усмехнувшись ответил Себастьян, повернув голову - А я английским ослом.
- Детка, - на его губах снова играла хищная улыбка – Меня полностью устраивает такое понижение. Кстати… Я ведь выиграл?
- Это почему это? – Себастьян тоже довольно улыбался.
- Ну так… последние действие… было за мной. Если конечно, у тебя не найдется для меня новая правда…. – и не дав полковнику что-то сказать, Григорий жадно поцеловал его, не желая отдавать законные лавры.

URL
Комментарии
2012-06-20 в 20:55 

Dreamy_lunatic
Она всегда давала себе хорошие советы, хоть следовала им нечасто.|| Если в башне поебень, то что ебень, что не ебень.
Какой мега-брутальный Григорий.. схватка со снежным барсом и "статья" дополнили образ, знай наших, называется! ))))
Игра "правда или действие" тоже обрисована здорово, извечный простор для фантазии автора! Горячо! ))
... на Фесте заявки 3 по шериарти "правда или действие" висят, никто не возьмётся, все боятся ))

2012-07-03 в 20:40 

Филомера
Рыжик
У тебя запоздалый презент, а у меня запоздалый коммент) Хотя я говорила тебе уже, что мне дико понравилось. Они такие, какими я представляю себе эту пару. Меня кинкует, как сильный и уверенный в себе Себастиан, готов подчиниться Григорию, его животному магнетизму. И как сам же он боиться этих новых для него чувств, но это не мешает ему всё-таки подчиниться. И эта фраза про то, кто теперь здесь главный, это бесподобно ^_^ Ещё раз огромное спасибо за такой прекрасный подарок. А у Джима есть развлечение на случай скуки.

2012-07-03 в 20:46 

Рене Этьен
А у Джима есть развлечение на случай скуки.

Установить камеру и подглядывать?)

URL
2012-07-03 в 21:04 

Филомера
Рыжик
Установить камеру и подглядывать?)

Я не совсем это имела в виду, но если он не найдёт себе кого-то на ночь...

   

Эмпатия

главная